Ночной образ жизни

Волк воет на луну

Сколько раз заходил разговор с моими близкими по поводу моего «ненормального» распорядка дня? Наверное, миллион. Или два. Или больше.

Так или иначе, все, кто знают о моей склонности не спать по ночам удивляются и недоумевают: «Как так можно? Все нормальные люди спят а ты нет?!! Значит, ты ненормальный.» Простыми словами довольно сложно это объяснить «нормальным людям», но вот попалась мне статья на эту тему. И что интересно, она довольно неплохо описывает мою «болезнь», которой даже название есть — никтофилия.

Источник: Rainy Jazz

Ночью каждый таков, каким ему бы следовало быть, а не такой, каким он стал.
Эрих Мария Ремарк, «Время жить и время умирать»

 

«Так вот как на самом деле называется то, чем я занимаюсь!» — прочитала я статус у своего друга в соцсетях. Написано – только что. На часах – 3.15. На картинке забавное слово, созвучное с любовью к «никто». Никтофилия, в общем. «Повышенная активность ночью и низкая активность днем». Диагноз, судя по всему, ко мне тоже относится. Никтофил я.

Информацию об этой своей «темной» стороне в интернете я нашла противоречивую: одни считают никтофилию нормой, другие связывают с состоянием апатии (мол, очень похож режим на расстройство с далеко идущими последствиями), третьи – и вовсе называют разновидностью социальной фобии. А что же «никтофилия» означает на самом деле? Делюсь системными мыслями.

 

Миф первый. Болезнь Дракулы или апатия?

Главный довод того большинства, что привыкли ночью спать: ночной образ жизни выбивает человека из колеи, делая его вялым, пассивным и безжизненным днем. Что, естественно, плохо сказывается на социализации человека в целом. Никтофил, с этой точки зрения, похож на описанного Ремарком человека, который разговаривает сам с собой в ожидании рассеивающейся ночной мглы, совершенно разбитый, «будто всю ночь бросался с ножом на бесконечную черную ватную стену и никак не мог ее повредить».

Похоже на симптомы апатии. Апатия это что? Когда человек безразличен и безучастен, отрешён к тому, что происходит вокруг, и не стремится к какой-либо деятельности. Некоторые психологи пошли еще дальше и объявили, что у никтофилов фобия – они боятся светлого времени суток. И сторонники никтофилии активно поддерживают (!) миф о комплексе Дракулы, рассказывая на форумах, какой дискомфорт доставляет им солнечный свет. Как правило, они описывают ощущения, связанные с кожей и глазами. Причем, описывают одни и те же симптомы: «больно глазам», «больно коже». Если предположить, что их болезненные ощущения – скорее, ответная реакция организма на вынужденный образ жизни (человек вроде и привык к ночной активности, а организм его рационализацию не принимает), то это такой обратный эффект у зрительников наблюдается (чаще – кожно-зрительных).

Зрительники по натуре активны днем, в первой половине дня у них больше энергии, это их время. И если зрительник не успел окончательно сместить свои природные биоритмы, то он готов ложиться спать при наступлении темноты и просыпаться с первыми лучами солнца. Насколько серьезно человек способен вмешаться в этот природный баланс? Достаточно, чтобы будучи в потенциале дневным охранником стаи стать ночным. Зрительники (а точнее, люди с кожно-зрительной связкой) легки на подъем и готовы танцевать на дискотеках до утра. Завсегдатаи ночных заведений, модные тусовщики – это тоже про них, несмотря на то, что никтофилия – неестественный образ жизни для них.

Предположу, что именно зрительники (кожно-зрительные) настаивают на том, что никтофилия – не социофобия, а стиль жизни. Любой стиль поддается корректировке. Надо будет – легко сменят его на тот, что выгоднее, удобнее, комфортнее. И они не далеки от истины. Ведь с их природными способностями это сделать действительно легко.

 

Миф второй. Апатия – причины любить ночь и не любить людей?

Чего не скажешь, например, о людях, в чьем векторальном наборе есть звук. Звуковой вектор – это про ночную тишину. Про сосредоточение и про отрешенность.

Это они, звуковики, как натянутые струны. Это они ощущают «распростертые крылья грусти, бессильной ярости и скорби» (это тоже из Ремарка). А если доминантный звук сочетается в человеке со зрительным вектором, то это у таких звуковиков все неприкрыто ночью и «все острее болит, и все беды страшнее».

Звуковики по своей натуре склонны включаться во внешний мир медленно, в основном – во второй половине дня. Шум давит им на уши, а свет рассеивает внимание. Им действительно комфортнее ночью. Но это совсем не означает, что они всегда искренне ее любят. «Краски меркнут, снимаются одеяния и маски. Человек разоблачается. Обнажает естество. Оголяется мысль, ибо она не терпит шума, нет нужды для прикрас и завуалированности. Темнота – неплохо, если она освещена мыслью, и если она не является мраком», — прикасаюсь к философским рассуждениям о ночи на rossypi.net.

«Ночь – запасной вариант для проявления естества человека», только если… Если ночь не является мраком. А если является? Тогда это время суток для них невыносимо. Кстати, у писателя-звуковика Ремарка снова есть, что сказать: «Вечное дешёвое отчаяние – отчаяние ночной темноты. Приходит с темнотой и исчезает вместе с нею».

Вот к ним, звуковикам в состоянии отчаяния, и приглядываются психологи и психотерапевты. Диагноз асоциального человека и социофоба им поставить несложно. Ведь в состоянии отчаяния звуковик концентрируется исключительно на себе, ему дискомфортно быть на людях, делать какие-то общественные действия, он бессилен перед обществом. И все же, если зрительная социофобия (по Википедии) – это иррациональная боязнь социума, социального взаимодействия, то звуковая асоциальность, скорее, от высокомерия, нежели от страха.

Социофобию иногда называют «болезнью упущенных возможностей». Звуковику в отчаянии эти возможности не нужны. Ему нужен мир внутри себя. Поэтому алкоголь и другие вещества, которые страдающие социофобией используют, чтобы уменьшить тревогу и страх, звуковики употребляют для еще более тесной связи со своим собственным космосом.

 

Миф третий. Никтофилия как апатия – состояние, когда мило одиночество.

«Все несчастья людей происходят от того, что они не умеют пребывать в покое в собственной комнате», – говорил Паскаль. Да, и сегодня есть мнение, что многие боятся тишины, боятся одиночества и свободного времени, потому что им нечем заполнить пустоту: «нужны слова, впечатления, нужно быть занятым и всегда спешить, чтобы создавалась иллюзия бурной и наполненной жизни».

Ночь же в противоположность этому – время очищения от «дневной грязи, сутолоки, злобных лиц, наполненных ядом шприцов-слов». Ночью «умиротворенно дышит мир» и можно «упиваться дурманящим эфиром темноты, сияющим ликом луны». «В это время словно перевоплощается мозг, очнувшись от летаргического пребывания под дневным осадком черствых мыслей, позволив сознанию свободно прогуливаться по своим ветвящимся коридорам», — пишет о никтофилии одна из пользовательниц сети.

Никтофилы предпочитают ночь, потому что суетная жизнь кажется им театром, а ночью театр спит, играть не перед кем. Ты один, в компании с душой, которая начинает задавать вопросы «почему» да «зачем».

«Вы заметили: ночами мы становимся другими, чаще говорим правду и думаем о вечном, — пишет участник сообщества о никтофилии в соцсетях. – Ночами мы чуть-чуть становимся старше, серьезнее, глубже. Я люблю общаться с людьми именно ночью, находить в них то, что днем они тщательно скрывают». Другая дополняет: «Ночью я становлюсь, наверное, чуточку лучше, добрее. Спать не хочется, а наоборот – куда-то идти, что-то делать. Где-то читала, что ночью у человека обостряется чувство прекрасного. Может быть, это так… Люблю ночь, её таинственность, мягкость, люблю бродить по улицам своего города и не узнавать их, люблю смотреть с моста на реку и видеть, как луна оставляет на воде свой след, а потом люблю возвращаться домой, пить чай и ни о чем не думать…».

Ночью ты наедине с собой. И надо понимать, что у звуковиков это насущная потребность. Следовательно, для них суетливый день действительно наполнен минутами, а то и часами бесцельного существования, даже когда они внешне заняты делом.

 

Миф четвертый. Никтофил – неорганизованный бездельник.

Умственная работа требует определенных сил и энергии. Когда никтофилу восстанавливать ее, если он ночью активен? Естественно, днем. Отчасти именно с этим связано то, что жизнь никтофила выглядит хаотично и дезорганизовано для обычных людей. Но, говорят, в любом хаосе есть свой порядок. С никтофилией аналогично. Никтофилы, «совы», звуковики (называйте, как хотите, хотя последнее определение более объемное и точное), скорее, люди для которых ночь – самое продуктивное время, их концентрации ничего не мешает, а потому их деятельность эффективнее в десятки раз. Например, многие программисты по собственному желанию начинают свой рабочий день после обеда.

Другими словами, никтофилия сама по себе не отменяет режима дня, тем не менее, многим никтофилам-звуковикам (тем отчаявшимся, о которых была речь выше), знакомо состояние, хорошо описанное Чарльзом Буковски: «На самом деле мне было страшно от жизни – от всего того, что приходится делать каждому только за тем, чтобы у него было что есть, где спать и во что одеваться».

 

Миф пятый. Пессимист и меланхолик.

Любопытную информацию я нашла на сайте melanholiki.ru. Если верить ресурсу, то медицина начала XIX века «списала» на ночь не один диагноз. Например, кроме никтофилии, как неестественной любви к ночи, появилась никтальгия (боль, что терзает человека ночами), никтофония (способность говорить только по ночам). «Как особый случай меланхолии рассматривались ночные приступы ужаса (pavor nocturnus) — пережиток старой, «черной», меланхолии», — пишет ресурс. Пациенты и доктора живо описывали страхи и «ползучие» ощущения, испытанные в «час волка», а масскультура с удовольствием подхватила этот образ лунатика-меланхолика-страдающего бессонницей.

Если смотреть на проблему узко, то с врачами позапрошлого века можно согласиться. Но системно все видится объемнее: никтофил не обязательно должен быть меланхоличным, пессимистичным, подавленным и замкнутым. Если звуковые нехватки находят выход, они не висят Дамокловым мечом над человеком.

 

Миф шестой. Еще раз про солнечный свет

Люди могут обходиться без сна, но не без ночи (aphorism.ru). Верное высказывание для звуковой никтофилии. Уже то, что ночь предназначена для сна, а звуковик-никтофил не спит, наполняет его «чувством причастности к бесконечному тёмному бесшумному и таинственному пространству».

А вот зрительников (даже тех из них, которым в силу разных причин приходится по ночам не спать) эта причастность пугает. Прошлой осенью одиноко гуляющий в темноте клоун напугал целый британский город Нортгемптон. Жители даже не могли объяснить причины паники, которая охватывала их при виде «циркача». То ли не понимали, зачем клоуну ночные прогулки, то ли он напомнил им одного из персонажей Стивена Кинга, но в его искреннее желание «всего лишь быть замеченным» (как тот написал в своем аккаунте в Facebook), они не верили.
Вот такие сложные отношения у людей со светом и тьмой.

НА ЧАСАХ 5.00 УТРА

Светает. Кто-то сказал, что счастлив только тот, кто достиг гармонии мысли и сна. Я стараюсь. Правда, есть одна маленькая проблема: жаль разменивать «время мыслей» и мозаику дневных событий на сон. Ищу компромисс…

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*